Интервью с клиентом психотерапевта: Екатерина
29 июля 2020
Поделиться

Сегодня буду задавать вопросы Кате.

Кате 33 года и за плечами у нее 5 лет работы с психотерапевтом. А сегодня она в «новом месте, где очень-очень хорошо». 

Катя с двумя маленькими детьми запустила личный проект и четко знает, что хочет от жизни. Мы поговорим, как оказаться в этом «новом месте», как подружиться самим с собой, решиться на перемены, несмотря на страхи, физическое насилие, низкую самооценку и обиды.



— Последние 5 лет ты занимаешься с психотерапевтом. Как ты решилась на этот шаг?

— Я поняла, что мои реакции на некоторые вещи были неадекватные. Я постоянно жила в состоянии надрыва. Многие вещи меня цепляли, ранили, раздражали, вызывали гнев. Я не могла спокойно реагировать на изменения окружающей среды. Было много страхов. Я поняла, что сама себе помочь не могу, муж тоже не может (да и не должен). Так я поняла, что мне нужна помощь квалифицированного специалиста. На тот момент я думала, что это была только детская травма. Потом всплывали детали. Так я попала в терапию.

«На тот момент я думала, что это была только детская травма. Потом всплывали детали.»


— Ты сразу нашла своего психотерапевта?

— Нет, не сразу. Я начала с психоанализа. Мощная вещь, но давалась тяжело. На самом деле я не выдержала. Занималась только год. И перешла в классическую.

— 5 лет. Почему так долго? Оказалось так много проблем? 

— Потому что очень большая травма детства: травматичные отношения с матерью. У меня присутствовал абъюз. С детского времени до 20 лет. Это при том, что дома я не живу с 16 лет. Причем каждый раз, когда возвращалась домой, мама находила способы унизить. Было и физическое насилие. Отсюда критически низкая самооценка. И вот по этому целыйх 5 лет с психотерапевтом, потихонечку, решали эти проблемы.

— Как вы их решали?

— Мы переписывали воспоминания. И это, кстати, реально работает! Правда, иногда случались события, которые триггерили. Снова всплывали изначальные воспоминания. И мы с психотерапевтом возвращались к ним снова. И снова переписывали. Работали с архетипами, с личностями. Было реально очень много работы.

«Мы переписывали воспоминания. И это, кстати, реально работает!»

— Были моменты, когда тебе хотелось бросить психотерапию?

— Да, были.

— Когда?

— Когда вспоминала особенно травматичные вещи и приходилось глубоко погружаться в те давние события, чтобы это переписать. Таких сессий было 2 или 3, после которых было очень плохо. Потребовалось несколько дней или недель, чтобы прийти в себя. Чтобы пережить эту горечь, эту боль, что тогда, меня, маленькую девочку никто не защитил. Очень тяжело давался тот факт, что все могло быть иначе, что в моей жизнь мог присутствовать взрослый, который мог меня защитить. У меня есть папа. Да, я жила в полной семье. Но в моменты, когда мама начинала кричать и бить, папа испарялся. Дедушка с бабушкой тоже об этом знали и тоже ничего не сделали.

«Очень тяжело давался тот факт, что все могло быть иначе, что в моей жизнь мог присутствовать взрослый, который мог меня защитить.»

— И все-таки ты не бросила?

— Да. Я очень рада благодарна психотерапевту, у меня была возможность ей написать: «я не хочу возвращаться в психотерапию, идите в ж..опу, я устала, мне больно». И она с большим пониманием, большой поддержкой относилась к моим репликам и возвращала меня к жизни, помогала. И мы продолжали двигаться дальше.

— Как думаешь, какие у тебя достижения за этот срок? 

— Колоссальные! Из девочки абсолютно неуверенной в себе я превратилась во взрослого человека, способного постоять за себя. У меня гораздо больше уверенности. При давлении на себя я спокойно, очень здраво объясняю, почему так со мной делать нельзя, что я такой же полноценный взрослый человек. Да, у меня есть свое мнение. Да, оно отличается. Но это не значит, что оно не правильное или плохое. Еще я стала заострять внимание на вещах, которые у меня получаются хорошо.

«Я превратилась во взрослого человека, способного постоять за себя.»


— У тебя не появилось ощущения, что нужно все переделать в своей жизни?

— Нет, точно нет. Я очень четко поняла, почему поступала из раза в раз так и почему получала такой-то результат. Это помогло перенастроиться. Например, если я в разговоре хочу начать оправдываться, я четко понимаю, что мне сейчас не стоит этого делать. Нужно просто констатировать факт «да, я опоздала, извините, я готова двигаться дальше». Иначе это снова ставило меня в позицию жертвы и из этого вытекало отношение ко мне. 

— Ты поменяла свое поведение и… Какие последовали изменения?

— … и у меня поменялось мироощущение. Сейчас я запускаю свой проект, я поверила в свои силы, я стала полноценным партнером в отношениях с мужем. Это большой результат!



— Какой САМЫЙ большой результат психотерапии?

— Самым большим результатом стало то, что я теперь могу поддержать саму себя. Если мне плохо, я не иду есть (ранее я заедала свои проблемы), не пускаюсь в деструктивное поведение. Я признаюсь: «да мне плохо, даю себе в этом отчет» и поддерживаю себя из вне.

«Я могу поддержать саму себя.»

— А приведи 1-2 примера, как ты себя поддерживаешь?

— Сажусь, оцениваю свое поведение, состояние. Почему мне плохо? Например, муж что-то сказал. Анализирую, что меня задело, какая травма всплыла. Говорю себе «хорошо, сейчас у меня эта травма, сейчас мне плохо». Стараюсь максимально объяснить себе, что происходит. Например, «я чувствую обиду, гнев, отчаяние». И максимально детально проговариваю. «Я знаю, что мои интересы важны. Я знаю, что это сейчас имеет место быть. Имеет право быть». Проживаю это. Принимаю это чувство. Стараюсь себя спросить: что мне хочется в этот момент. Часто это могут быть варианты: поспать, погулять, 10 минут сериала. Есть еще хорошее упражнение поговорить со своим внутренним ребенком: его успокоить, поддержать. Этот навык у меня уже тоже закрепился, мы его отработали с психотерапевтом.

— Каких изменений не случилось бы, если бы не психотерапия.

— Я бы не стала уверенной в себе. Никогда. Потому что это было впитано чуть ли не с материнским молоком: что я никчемная, страшная, толстая, неудачница… и дальше по списку. Вдобавок все мои достижения обесценивались. Я бы не стала ценить себя. Я бы не похудела. Сколько раз я пыталась похудеть? Я эмоционально заедала. И мне психотерапевт очень помог разделить чувство голода от других чувств. Я бы не подумала бы ни на секунду, что я могу начать свой проект, им руководить, что-то сделать ценное, что нужно людям.

«Это было впитано чуть ли не с материнским молоком: что я никчемная, страшная, толстая, неудачница.»



— Как поменялось твое окружение?

— Я не могу сказать, что оно поменялось. Это та вещь, над которой я сейчас работаю.


— Можно сказать, что психотерапия стала неотъемлемой частью твоей жизни? И дальше ты не представляешь свою жизнь без психотерапевта.

— Нет, не могу так сказать. Сейчас я чувствую себя уверенно. Думаю, что через год-полтора завершу свои сессии. А если вдруг все навалится, скорее всего обращусь за помощью, но это будет разовая точечная квалифицированная поддержка.


— Продолжи: «Без психотерапевта я бы не…»

— ...не начала жить собственной жизнью. Я бы боялась и закрывалась от внешнего мира. Я бы не стала себе поддержкой и опорой. Я бы не поверила в свои силы.

— Пожелай что-нибудь тем людям, кто сомневается идти ли к психотерапевту.

— Если вы сомневаетесь, нужно ли идти к психотерапевту, я хочу пожелать вам смелости. Сделайте первый шаг. Попробуйте сходить к психотерапевту, может быть, не к одному. Посмотрите, найдите человека, с которым будет комфортно. В самом начале я считала, что психотерапия - это всегда про боль и дискомфорт. Только тогда будет результат. Это не так. 

«Я хочу пожелать вам смелости. Сделайте первый шаг.»

Желаю вам найти своего психотерапевта. Решить проблемы и оказаться в абсолютно новом месте, в котором вы даже не думали, что можете оказаться. Я думала ,что вся моя жизнь будет в черных тонах. То, что я здесь, меня очень удивляет и радует. Я желаю вам оказаться в этом месте. Тут здорово. Без груза психологических проблем очень-очень хорошо.