Интервью с клиентом психотерапевта: Елена Макота. Часть 2
26 сентября 2020
Поделиться

Сегодня мы продолжаем диалог с Еленой Макота. Мы затронули тему выбора психотерапевта. Разбирались как определить, что психотерапевт тебе подходит.


Как человеку отличить разговор по душам с психотерапевтом от продуктивной работы, после которой последуют изменения?
— Человек в диалоге c психотерапевтом должен максимально открыться. Если он скован, скрытен, не может без цензуры и контроля выдавать информацию, то это проблема психотерапевта. Если диалог происходит на поверхностном уровне, то работа невозможна. Чем опытнее психотерапевт, тем лучше он чувствует клиента и подбирает методику под него. И в результате происходит трансформация, меняется состояние клиента. 



Как происходит траснформация?
У меня за одну сессию люди меняют состояние, установки, понимают причину происходящего. У клиента появляется осознанность и как раньше он жить уже не может. И если клиент попадает в аналогичную ситуацию, то уже понимает как действовать, чтобы это не происходило вновь. Меняется поведение, меняются эмоции и установки. Следом меняется жизнь. Это трансформация личности. Если только поговорить, это не психотерапия, это диалоги.

— А можно за одну сессию «вылечить» человека?
— И да, и нет. Иногда можно после одной психотерапии «вылечить» человека и у него изменится судьба. Конечно, выгодно психологу договориться на 10 психотерапий и брать с него деньги, но это неправильно. Это неправильно с точки зрения баланса, если у клиента нет трансформации, изменений. Если сталкиваемся с серьезной проблемой и я понимаю, что справлюсь за три сеанса, то открыто говорю об этом. 

— Какая самая оптимальная продолжительность сессии?
Мои сессии длятся полтора часа. 20 минут идет только сонастройка. Чтобы зайти в глубокую энергетическую работу нужно время чуть больше, чем стандартные 60 минут. Еще важно во время терапии, чтобы человек находился в позиции творца. И задача психотерапевта помочь клиенту стать этим творцом, взять ответственность за собственную жизнь. В противном случае, если клиент в позиции жертвы, например, «удивите меня, помогите, все вокруг виноваты, я бедный, несчастный»,  то он не готов к работе. 

 

«Очень важно во время терапии, чтобы человек находился в позиции творца.»

—  Психотерапевту всегда удается «вытащить» человека из позиции жертвы?
— У меня не было такого ни разу, чтобы человек оставался в позиции жертвы. Психотерапевт, если он профессионал, найдет правильные слова, чтобы клиенту удалось «вернуть» ответственность за свою жизнь. Каждый человек хочет быть счастливым. И на пути к этому счастью часто приходится работать со страхом. 

«На пути к этому счастью часто приходится работать со страхом.»


— Как понять клиенту, что психотерапевт ему подходит?
Если тело и мысли скажут «это не мой психотерапевт», выбирайт другого. Необходимый минимум для психотерапевта — профессиональное образование. Я не считаю, что люди, работающие с судьбами людей способны это делать, окончив только курсы. Нужно базовое образование. В базовом образовании дан фундамент, потом идет повышение квалификации. Всегда общарай внимание, насколько этот психотерапевт развивается. И еще: если психотерапевт транслирует в личном инстаграме «у меня все хорошо, я идеален, у меня идеальная жизнь», знай что так не бывает. Нет такой точки «Б», где постоянное состояние счастья, любви, и ты такой весь блаженный. Тогда это рай. Должны постоянно происходить изменения состояния, изменения вокруг. Это и есть путь трансформации: как человек сам с этим справляется, как относится к боли или уроку жизни. И если психотерапевт открыто говорит о том, какие у него сложности, как он на это реагирует, то это важно. Читатель видит психотерапевта живым и с личным опытом трансформации.

«Должны постоянно происходить изменения состояния. Это и есть путь трансформации.»


А важен ли возраст психотерапевта?
Я считаю, что опытный психотерапевт, который работает с женщинами, не может быть младше 30 лет. Когда появляется личный жизненный опыт, когда появляется зрелость и целостность, тогда уже появляется мудрость. Но лучше ошибиться, чем не делать ничего. Поэтому идите в терапию. Часто слышу фразу Эйнштейна: «Жизнь не может измениться, если  мы будем делать одно и тоже». И если у нас будут одни и те же блоки, одни и те же детские психотравмы, и если мы их не вытащим из себя, то наша жизнь не поменяется, и  останется такой же, будем ходить по кругу и попадать в те же уроки. И если есть шанс за одну психотерапию изменить жизнь, тогда надо это делать.



Ты говорила, что терапия для самого психотерапевта обязательна. А если он не будет ее проходить? Чем это плохо?
Пример. Приходит человек с какой-то болью, а у психотерапевта такая же боль. И вот они зависли в этом процессе и сидят. Терапевт не может быть в роли наблюдателя и оказать достойную поддержку. Да, он вовлечен в этот процесс, но они вместе сидят и страдают. Долго могут сидеть и страдать. Поэтому психотерапевт должен быть максимально вылечен, тогда он сразу видит блоки, их осознает и прорабатывает. 

«Психотерапевт должен быть максимально вылечен.»

— Пожелай что-нибудь тем людям, кто сомневается идти ли к психотерапевту.
Тем, кто сомневаются, вопрос: что будет через два года или через год, если ничего не делать? Допустим ты сейчас не пошел к психотерапевту, прошло полгода. Есть люди, которые за год изменились. У них трансформировалась судьба, мечты стали явью. А что происходит с тобой? Ты погружен в страх: еще не сделал шаг, но уже сказал, что никто не поможет, ни один психотерапевт. И сидишь в этой позиции жертвы и ничего не меняешь в жизни. И так будет год за годом, пока не сделаешь первый шаг. А нужно только включить голову, и выбрать правильного психотерапевта.